ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ

Этот псалом Давида — тайноводческий. Он сокровенно вводит в тайну богослужения того, кто должен его совершить.

У нас в Православной Церкви перед Литургией священник читает последование, установленное апостолами и святыми отцами: псалмы, каноны, правило ко Святому Причащению. Через молитвы он готовится к совершению Таинства, настраивает сердце, мысли.

Если у священника лежит грех на душе, он должен его снять: поисповедоваться у собрата-священнослужителя или обратиться к Богу в тайной покаянной молитве. И лишь тогда приступать к Божественной литургии.

Царь Давид был пророком. Он приносил жертву Господу — за себя, народ, всех людей. И когда я читаю двадцать пятый псалом, чувствую: так это же исповедь! Суди мя, Господи, яко аз незлобою моею ходих, и на Господа уповая, не изнемогу (1). Он исповедуется: суди меня, Господи, ибо я ходил в незлобии, и, уповая на Господа, не изнемогу. Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ

ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТЫЙ

Этот псалом — удивительно цельная молитва пророка и царя Давида: К Тебе, Господи, воздвигох душу мою, Боже мой, на Тя уповах, да не постыжуся во век, ниже да посмеют ми ся врази мои (1)… К Тебе, Господи, воздвиг душу мою, Боже мой, на Тебя уповаю, да не постыжусь никогда, и не посмеются надо мной враги мои.

Давид обращается к Богу на Ты. Местоимение к Тебе усиливается словом Господи: Ты Господь, к кому, как не к Тебе, могу обратиться и излить душу мою?

На церковно-славянском языке воздвигох вовсе не значит вознёсся, как это переводят на русский: вознёсся я к Тебе. В псалме весь человек, его душа и тело, возвышаются в едином переживании, мощном движении к Богу: воздвигох душу мою. Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТЫЙ

ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ

У этого псалма загадочное надписание: Псалом Давиду, единыя от суббот, 23. В Евангелии на церковнославянском языке сказано, что жёны-мироносицы пришли ко гробу Господню «во едину от суббот» — то есть в день, следующий за субботой (Мф. 28. 1). И блаженный Феодорит предположил: псалом относится к воскресению Христа. Но по тексту этого не заметно. Поэтому примем название как есть.

Первый стих — свободный и ликующий: Господня земля и исполнение ея, вселенная и вси живущии на ней (1). Как же красиво: вся земля — Господня! Сразу открываются широта, многообразие нашего мира. И не только внешне — горы, долины, леса, океаны, но и внутренне: и исполнение (наполнение) ея. Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ

ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ

Надписание этого маленького, но удивительного псалма указывает на авторство царя Давида: Псалом Давиду, 22. И с первого стиха здесь затрагивается главная тема всего Священного Писания — наше спасение: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит (1).

Мимо этой фразы легко пройти, она кажется обыденной: Господь пасет мя. А ведь в ней открывается, как Бог совершает наше спасение. Слова пасёт, спасёт, Спаситель — от одного корня. Вслушайтесь: пасение — спасение. Тут просто и ясно выражена истина: спасение людей — от Бога и в Боге.

Образы псалма заимствованы из пастушеской жизни. В древности израильский народ был кочевым. Будущий пророк и царь Давид в юности пас стада, присматривал за ними днём и ночью, в поисках пастбища перегонял овец с места на место. Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ

ПСАЛОМ ПЕРВЫЙ. РАСШИРЕННОЕ ТОЛКОВАНИЕ.

Первый псалом не имеет надписания, предваряющего остальные псалмы: Псалом Давиду, не надписан у еврей, 1. Эту особенность отмечали все исследователи Псалтири. В VII веке блаженный Феодорит, ссылаясь на древних переводчиков, говорил: «Они не осмелились при переводе к словам Духа приложить что-либо от себя». И, в частности, дать заглавие псалму.Все пути жизни человеческой псалмопевец предельно сконцентрировал в понятиях праведника и грешника. Пути сынов Божиих и сынов человеческих стали предметом духовного осмысления Давида. В свете этих размышлений первый псалом можно рассматривать как эпиграф ко всей Псалтири. Читать далее ПСАЛОМ ПЕРВЫЙ. РАСШИРЕННОЕ ТОЛКОВАНИЕ.

ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ

(Окончание. Начало в № 5)

А дальше Спаситель объясняет в псалме Свою природу: Яко Ты еси исторгий мя из чрева, упование мое от сосцу матере моея (10). Ибо Ты исторг Меня из материнского чрева, на Тебя уповаю с самого раннего младенчества — когда ещё питался материнским молоком.

Христос таинственно воплотился на земле, Он был зачат в утробе Пречистой Девы Марии. Архангел Гавриил объяснил Деве: «Дух Святой найдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя» (Лк. 1. 35). Девять месяцев Спаситель находился во чреве Матери, как это свойственно человеку, зачатому от семени. Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ

ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ

В конец, о заступлении утреннем, псалом Давиду, 21 (1), — так надписан этот удивительный псалом. Блаженный Феодорит Кирский, другие толкователи считали, что в заглавии дано указание: начальному певцу при появлении утренней зари, песнь Давида. Начальный певец — первый, главный, руководитель хора.

В монастырях, пустынях старались встречать день молитвами и славословиями Богу. Почему же при появлении утренней зари пели именно этот псалом?

Его можно назвать мессианским. Он потрясает нас с первого слова — обращения к Богу: Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси? Далече от спасения моего словеса грехопадений моих (2). Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ

ПСАЛОМ ДВАДЦАТЫЙ

Девятнадцатый и двадцатый псалмы — едины по содержанию. Это заметно даже в Богослужении. На утрени воскресного дня они оба читаются перед самым торжественным чином — когда хор должен пропеть: «Хвалите имя Господне!»

Во времена Российской империи поэт Василий Андреевич Жуковский написал стихи-молитву «Боже, царя храни!» Они стали гимном, звучали на всех народных и государственных торжествах. Читать далее ПСАЛОМ ДВАДЦАТЫЙ

ПСАЛОМ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ

Вероятно, этот псалом тоже читали в конце богослужения. Он так и надписан: В конец, псалом Давиду, 19 (1). И само название уже обозначено как первый стих.

Необычайно сильные слова обращены к человеческой душе, находящейся в печали, растерянности: Услышит тя Господь в день печали, защитит тя имя Бога Иаковля (2). Так и хочется назвать этот псалом — защитительным.

Пророки не занимались сочинительством: из глубины сердца изливались глаголы, которые вкладывал в них Дух Святой. В псалме отражена забота Божия о человеке. Нам нужно пройти сложный путь на земле — и при этом почувствовать, понять: Бог — наш Заступник, Промыслитель. Читать далее ПСАЛОМ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ

ПСАЛОМ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ

Восемнадцатый псалом надписан, как и многие другие: В конец, псалом Давиду, 18 (1). Вероятно, его тоже читали в конце Богослужения.

Псалом этот выделяется особым духовным колоритом. С первых слов в нём возникает то, что богословы потом назовут естественным свидетельством о бытии Бога, исходящим от Самого Господа. Читать далее ПСАЛОМ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ